Александр Хапсалис

Александр Хапсалис

«Он умеет собрать вокруг себя, объединить и настроить товарищей. Техничный, скоростной, целиком отдается игре, наделён силой воли. В игре создает много моментов».  

Еженедельник «Футбол-Хоккей» (№24, 13.06.1976) о Хапсалисе 

Родился Александр 17 октября 1957 года в маленьком городке Талгар в Казахстане – куда в 1949 году из Одесской области вывезли в ссылку его родителей. Тогда сталинский режим нещадно боролся с «безродными космополитами» и прочими «нацменами». Так на советском новоязе обзывали представителей национальных меньшинств, а отец и мать будущего футболиста – греки. Эллинская диаспора жила в Причерноморье и Приазовье - от устья Дуная до Таганрога и Новочеркасска - веками, и пришлыми их назвать никак нельзя.

От Талгара до Киева

Футболом начал заниматься в Талгарской футбольной школе, а в 1971 году перешел в спортинтернат Алматы. С 1973 года заявлен за алматинский «Кайрат». В 1975 году на международном турнире в Ташкенте становится лучшим бомбардиром и признан сильнейшим игроком соревнования. Именно после этого турнира тренер киевского «Динамо» Михаил Коман сообщил Хапсалису, что его игру хотел бы просмотреть Валерий Лобановский.

В это же время за молодым полузащитником активно охотились представители московского ЦСКА, а у советской армии разговор простой – повестка из военкомата в зубы! Поэтому вывоз Александра в Киев пришлось проводить по всем канонам конспирации. По словам самого Хапсалиса в столицу Украины он летел под другой фамилией, в парике и даже в шапке-ушанке.

С 1976-го Александр играл за дубль динамовской команды, а в 1978-м стал игроком основного состава, одним из ведущих футболистов.

Когда Александру было 18 лет, на него поступила информация в местное управление КГБ, во время одного из выездов за границу футболисту предложили подписать контракт представители греческого «Панатинаикоса». Несмотря на то, что Хапсалис отказался, спецслужбы «взяли его на карандаш» и рассматривали как потенциального изменника Родины. Он подписал бумагу, где он признавал себя «рожденным в духе коммунистических идей и неспособным к измене», а на самом деле, чтобы не огорчать отца, который, несмотря на репрессии против их семьи, искренне верил в заветы КПСС. В итоге бравые чекисты  оставили Александра в покое, так он секретным сотрудником КГБ и не стал.

Еще в начале карьеры врачи поставили Хапсалису диагноз «порок сердца» и запретили играть в футбол на серьезном уровне. Однако Александр подписал необходимые документы о том, что в случае гибели на футбольном поле с медиков будет снята вся ответственность, и продолжил путь в большой футбол.

На поле его отличительными чертами были скорость и легкость бега, смелость в борьбе с соперниками, постоянное стремление обострить атаки собственной команды, лидерские качества.

Весна 1980-го в карьере Александра – это триумфальный чемпионат Европы среди молодежных команд. Сборная СССР под руководством Валентина Николаева, пройдя в четвертьфинальных поединках итальянцев, в полуфинале дважды обыграла ровесников из Югославии. 

Первый финальный матч с ГДР в Ростоке не выявил победителя – 0:0, а в ответной на 51-й минуте решающий гол забил Юрий Суслопаров. Впечатляющая статистика в финальном раунде: четыре победы, две ничьи, разница мячей – 8:1! В финале Николаев выпустил Хапсалиса на поле. Второе европейское «золото» у Александра получилось не менее ярким, чем первое в юношеском первенстве континента в 1976 г.

Конфликт с Лобановским

В 1982 году Хапсалис оставляет Киев из-за разногласий с ВВЛ. Хотя теперь назвать такое мелкое недоразумение смешно. А дело было так. Вновь слово самому герою: «За несколько лет игры в киевском «Динамо» я уже чувствовал, насколько выросли мои мастерство и понимание футбола, понимал, что наступает зрелость, и все реальнее перспектива первой сборной.

В матче второго круга чемпионата 1982 года с Минском кто-то из наших в центре потерял мяч. Я побежал подстраховывать, подкатился, но неудачно - атака соперников продолжилась. Этому рывку я отдал все силы и, когда через секунду услышал что-то очень обидное от Лобановского, столь же резко ответил. Он отреагировал сразу, распорядившись меня заменить. Я даже не дождался замены, ушел с поля, забрал вещи и покинул стадион. 

Молодой был и горячий, как всякий грек. Решил уйти из команды. Тренировался сам, накручивал круги на стадионе СКА, тестирования себе устраивал... Но- не в команде. Ребята у виска пальцем крутили - что ты делаешь, Хапсик, нельзя же из-за ерунды так кипеть! Лобановский - и тот отпускать не хотел, говорил, что все нормально и надо продолжать работать. Но я в своем ослеплении добрался до московского генерала, председателя Центрального совета общества "Динамо", который сказал: "Раз уж надумал уходить, старший лейтенант Хапсалис, так иди в команду своего общества - в московское "Динамо". Что я, на свою голову, и сделал».

Так с подачи генералов МВД СССР Хапсалис поменял киевское «Динамо» на московское. А как в дальнейшем сложилось отношение Александра к Лобановскому?

Вот цитаты из интервью самого футболиста: «Я в лицо рассмеюсь тому человеку, который скажет, что Лобановский губил людей. Наоборот, он их воспитывал, делал личностями. И порядочнейшим образом к нам ко всем относился - не было ни одного случая, чтобы он не выполнил данного обещания. Вроде в работе жесткий, а о людях заботился потрясающе. Получает, скажем, игрок квартиру. Через пару дней к нему заявляется Лобановский и видит, что игрок спит на полу. «Это почему еще?», - спрашивает. «Мебель пока не купили». – «Ну-ка, дай сюда телефон». «Еще не поставили». На следующий день футболисту ставили телефон, привозили мебель, собирали ее - часто лично Лобановский платил, чтобы все это вовремя было сделано. Он любил повторять, что игрок должен тренироваться и играть, а быт - это не его забота».

Или вот еще одно: «Лобановский попросту учил нас современному темпу футбола. Учил думать быстрее, работать с мячом быстрее, принимать решения под прессингом. На каждой тренировке каждому игроку всегда кто-то противостоял. Он очень любил сборную Голландии с Кройфом, и ему нравилось, что, играя против нее, соперник не имел ни секунды на размышление: прессинг был тотальный. К этому он подтягивал и нас».

От Киева до Ленинграда

Поначалу в московском «Динамо» у него все складывалось, он в новой для себя команде даже завоевывал Кубок Союза в1984 г. Весь позитив шел от тогдашнего главного тренера москвичей Александра Александровича Севидова. Но благородная и в чем-то наивная душа - Сан-Саныч - доверился своему бывшему ученику по минскому «Динамо» Эдуарду Малофееву . Тот его, как водится еще с библейской поры, предал и подсидел на посту. 

У самого Хапсалиса с Эдуардом Васильевичем сразу не заладились отношения. Конфликт возник из-за того, что тот терпеть не мог Лобановского, киевское «Динамо» и все, что было с ними связано. Дошло даже до того, что тренер писал доносы в КГБ на Александра. Поэтому уже в следующем году футболист был вынужден покинуть коллектив

После почти полугодового «отпуска» Хапсалис заиграл за киевский СКА, который выступал в то время в то время во Второй лиге. Однако выйти на свой прежний высокий игровой уровень ему не удалось. После СКА были «Колос» (Никополь), затем кировоградская «Звезда». Последним клубом Хапсалис на территории Советского Союза стал «Кировец», базировавшийся в Ленинграде, где в то время жила жена футболиста.

Переезд в США

Именно благодаря жене круто изменилась жизнь Александра. Супруга – солистка ленинградского Мюзик-холла – выступала на гастролях в Лос-Анджелесе. Там она неожиданно… осталась учиться в колледже на косметолога, вскоре к ней присоединился и муж – наш герой. 

В Калифорнии он присоединяется к профессиональному мини-футбольному клубу «Сан-Диего Соккерз», и становится чемпионом США по мини-футболу. После окончания спортивной карьеры основывает собственную футбольную школу Dynamo Soccer School в Лос-Анджелесе.

Эта страница жизни героя требует внимания. Строго говоря, в Штатах культивируется не привычный для Европы мини-футбол, а игра, лишь схожая с ним и дополненная некоторыми правилами, скорее из НХЛ. Например, постоянная смена составов на площадке, как в хоккее. И называется эта игра по-другому, «по-американски» - Индор. 

Александр очень серьезно внедрился в этот самый индор: и как футболист, и как тренер, и как менеджер.

Одному из нас дважды довелось общаться с Александром Антоновичем - «американцем». Первый раз в Нью-Йорке в 2005 году на традиционном турнире имени Валерия Васильевича Лобановского, куда он привез свое «Динамо» (Лос-Анджелес). Занятно было любоваться их «зарубой» против такого же почти родного «Черноморца» (Нью-Йорк), за который выступал бывший настоящий одесский «черноморец» Василий Ищак, хотя последний живет не Нью-Йорке, а в Торонто. За команду из Филадельфии играл олимпийский чемпион Олимпиады-1988 в Сеуле бывший московский динамовец Игорь Скляров.

Второй раз совсем недавно – в августе 2019 года – в Ташкенте на турнире памяти футболистов «Пахтакора», погибших в авиакатастрофе в далеком 1979 году. Александр Антонович, игравший там за сборную легенд СССР вместе с Михайличенко, Заваровым, Белановым и др.,  рассказал, как он серьезно до сих пор занимается футболом и мини-футболом в США.  

Достижения

Выступал за команды: «Кайрат» (Алма-Ата) - 1973-1975; «Динамо» (Киев) - 1976-1985, 206 игр, 13 голов; СКА (Киев) - 33 матча, 2 гола; «Колос» (Никополь) - 52 матча, 6 мячей; «Звезда» (Кировоград) - 43 игры, 3 гола.

Двукратный чемпион СССР (1980,1981), серебряный призер Чемпионата СССР (1978), бронзовый призер первенства СССР (1979), трехкратный обладатель Кубка СССР (1978,1982,1984).

Победитель чемпионата Европы среди юношей (1976), победитель молодежного чемпионата Европы (1980), чемпион США по мини-футболу (1993).

Титульный партнер
Технический партнер
Официальный партнер