Олег Кузнецов: «Футболисты «Атлетико» достойно приняли поражение в финале Кубка Кубков-1986»

Олег Кузнецов: «Футболисты «Атлетико» достойно приняли поражение в финале Кубка Кубков-1986»

2 мая 1986 года киевское «Динамо» на «Стад Жерлан» во французском Лионе обыграло мадридский «Атлетико» (3:0) и завоевало второй в своей истории Кубок Кубков.

Защитник Олег Кузнецов, который отыграл в том турнире все матчи без замен, в том числе и в финале, вспоминает знаковый матч для клуба и себя лично.

- Особых воспоминаний нет – выиграли, да и все. Наверное, перед игрой было какое-то волнение, особенно учитывая силу соперника, который считался фаворитом в решающем поединке. Да и большая часть болельщиков на трибунах – как испанцы, так и местные французы – болели за мадридцев. Но мы довольно быстро, уже на 6-й минуте, забили гол, благодаря которому добавилось уверенности. Хотя, иногда просматривая моменты той игры, понимаешь, что нам немного повезло, поскольку у испанцев также были хорошие возможности.

- Владимир Бессонов, наоборот, особых моментов у ворот «Динамо» в том матче и вспомнить не смог…

- Стопроцентных моментов, как таковых, действительно практически не было. Но испанцы намного больше владели мячом и создавали предпосылки для опасных атак. Мы же хорошо сыграли в обороне, разрушая все потуги соперника, активно применяли прессинг, который проповедовали в 1980-х годах, что и помогло нам забить еще дважды.

- Футболисты «Атлетико», учитывая счет не в их пользу, не провоцировали вас, не грубили?

- Во всяком случае, по отношению ко мне ничего не было (смеется). Как по мне, соперник абсолютно достойно принял поражение, и после игры мы пожали друг другу руки. Возможно, грубость в каких-то моментах и проскакивала, но откровенного хамства – плевков, укусов – точно не было. Наверное, немного надломил их быстро пропущенный мяч – мадридцы явно не ожидали такого поворота событий. Ведь везде в прессе писали, что они фавориты, они должны атаковать, поэтому футболисты, наверное, и поверили в то, что читали и слушали. Думаю, пропусти мы первыми, и нам было бы тяжело. Но хорошо, что все сложилось в нашу пользу.

- Уверенность в том, что победу не упустите, пришла уже после первого мяча?

- Да нет. Наверное, только когда Блохин забил второй мяч на 84-й минуте, тогда стало полегче. А первый мяч на итоговый результат особого влияния не имел. Он был, так сказать, для психологической уверенности. Если бы счет оставался 0:0, то обе команды играли бы осторожнее, фактически выжидая ошибку друг друга. Тут же получилась интересная игра, которая, уверен, понравилась и зрителям, независимо от клубных предпочтений.

- После игры общались с соперниками? Может, говорили что-то вам, поздравляли?

- А на каком языке, на испанском? (смеется) Это сейчас на матчах еврокубков стоит коридор из журналистов после игр, а тогда все по-другому было. По-моему, из Советского Союза вообще никого не было, поэтому все как-то буднично прошло: на поле подняли кубок, покричали-поорали, зашли в раздевалку, выпили шампанского, покричали-поорали – да и сели в автобус, на котором еще часов шесть, если не больше, ехали до аэропорта в Париже, приехав туда лишь под утро.

- Учитывая известия о трагедии на Чернобыльской атомной станции, домой к родным торопились больше, чем обычно?

- В том то и дело, что человек двенадцать из нашей команды домой сразу не попали, а по прилету в Москву сразу отправились в расположение национальной сборной готовиться к чемпионату мира в Мексике. Учитывая, какое отношение было к нам в Москве, то особо никто и не встречал нас в аэропорту. Тем же ребятам, которые добирались до Киева на поезде – Чанову, Балтаче, Балю, еще, возможно, кому-то – на родине устроили просто невероятный прием прямо на вокзале.

- Могли подумать, что завоевание Кубка Кубков в 1986-м станет пока что для «Динамо» последним триумфом на европейской арене?

- У нас в команде было много молодежи – я, Паша Яковенко, Ваня Яремчук, Саша Заваров, Вася Рац. По сути дела, мы были в юном возрасте, нам было по 23-24 года. Да и ребятам поопытнее – Андрею Балю, Толе Демьяненко, Вове Бессонову – было ненамного больше, по 26-27 лет. Конечно, подсознательно думали, что можем еще «навести шума» в Европе, но не сложилось.

Титульный партнер
Технический партнер
Официальный партнер