Анатолий Бышовец

Анатолий Бышовец

В тройке форвардов «Динамо» эпохи Маслова – Пузач, Хмельницкий, Бышовец – самым молодым был именно Анатолий Федорович. Коренной киевлянин, прошедший детскую школу «бело-синих», он уже с 16 лет привлекался в дубль родного клуба.

Лишь младший его почти на полгода Владимир Мунтян попадал в резервный состав в еще более юном возрасте. Зато в матчах за основу Бышовец по этому показателю обошел своего давнего партнера – в главной команде он был заигран в 17 лет.

Пожалуй, среди звезд «Динамо», да и сборной СССР разных поколений трудно найти столь яркую фигуру и как футболиста, и как тренера. Яркую и одновременно столь же противоречивую.

Если представить себе некие весы, то их «позитивная» чаша заполнится статистическими данными достижений, в конце концов, собственной памятью, ведь до сих пор перед глазами – его финты, его голы. И те, что видел с трибуны стадионов, и те, что старательно монтировал, когда, снимал фильмы и телепрограммы о футболе, много лет работая с километрами (!) пленки старой хроники. «Негативная» же – откликами, суждениями известных в футболе людей.

Разумеется, много серьезных и объективных футбольных профессионалов положительно оценивали и оценивают вклад Анатолия Федоровича в историю советского и постсоветского футбола. Но выразимся аккуратно: никак не меньше, если не больше тех людей, в чьих глазах некоторые специфические черты характера героя перевешивают его таланты.

Постараемся быть максимально объективными. Сам же Анатолий Федорович – признанный в среде футбольных профессионалов поклонник и знаток литературы и искусства – вправе повторить известную фразу тончайшего писателя Ивана Алексеевича Бунина: «Я не червонец, чтобы нравиться всем». Посему эта глава из цикла «Первопроходцы» самая «долгоиграющая». Если интересно, наберитесь терпения…

БЫШОВЕЦ – ФУТБОЛИСТ

Это был чрезвычайно своеобразный и незаурядный игрок, потому грех ограничиваться одной-двумя фразами о его манере игры. Лучше передать слово авторитетным людям футбола того времени. Вот как характеризовали стиль на поле Бышовца известные футбольные тренеры и аналитики конца 60-х годов.

Андрей Старостин: «Самобытен Анатолий Бышевец (так писали и произносили в те годы его фамилию. Через Е, а не О и с ударением на последнем слоге – Прим. авт.). Он передвигается по полю как бы с ленцой, без полной выкладки сил, но в нужный момент взрывается энергией, демонстрирует ряд отточенных финтов и легко прорывается сквозь чужие оборонительные построения».

Александр Пономарев: «Бышевец всегда заряжен на удар, стремится получить мяч на передней линии, найти активную позицию для удара. И притом он достаточно техничен. Мало кто из молодых умеет так хорошо играть корпусом, как он. Однако этот форвард очень неохотно расстается с мячом, подолгу «мусолит» его. Имея возможность найти более простые ходы, Бышевец не использует их потому, что стремится сыграть более оригинально... И тем самым приносит своей команде не пользу, а вред».

Сергей Сальников (сам в свое время технарь от Бога): «Анатолий удивил специалистов и болельщиков своим индивидуальным мастерством. Он вошел в «Динамо», а позднее и в сборную СССР с собственным игровым кредо. Казалось, Бышевцу невыносимо расстаться с мячом, и он брал на себя инициативу в таких дозах, какая даже не мерещилась другим форвардам, и легко обыгрывал несколько соперников подряд. Анатолия сразу же стали обвинять в злоупотреблении индивидуальной игрой.

Однако критики этого футболиста странным образом не замечали, что продолжительные сольные партии Бышевца в дриблинге держали в напряжении всю защитную линию команды противника, и это помогало его партнерам успешнее решать свои тактические задачи».

Статистики подсчитали, что у Бышовца за его первые три сезона в «Классе А» (тогдашней высшей лиге) самый большой коэффициент меткости (отношение количества забитых голов к количеству сыгранных матчей) – 59%.

За всю его игровую карьеру этот коэффициент, естественно, несколько снизился, но все равно был одним из самых высоких. Так, в чемпионатах СССР он сыграл 139 матчей, забил 49 мячей (35%), в первой сборной СССР – 39 матчей, 15 голов (39%).

Бышовец – 4-хкратный чемпион СССР (1966 – 68, 1971), дважды (1964 и 1966) завоевывал кубок Союза. Шесть лет он включался в списки «33-х лучших», при этом три раза – под №1. Участник чемпионата Европы 1968 года (4-е место). Участник чемпионата мира 1970 года, где он не только стал лучшим бомбардиром команды, но и был и признан лучшим ее игроком.

БЫШ И ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

Меня бы не поняли многие читатели, если бы я не упомянул о знаменитой песне Владимира Высоцкого «Разговор с женой». Той, где есть лихие строки: «Комментатор из своей кабины кроет нас для красного словца. Но недаром клуб «Фиорентина» предлагал мильон за Бышевца…»

А теперь серьезно. Будет полезнее, если обратиться к воспоминаниям самого Быша: «Мы были знакомы с Высоцким. Он не слыл большим болельщиком и знатоком футбола. А героем песни я стал вот как. Володя с Театром на Таганке приехал на гастроли в Киев (1969 год – Прим. авт.). В это же время в столице Украины проходил очень серьезный матч с «Фиорентиной». Интересный, достаточно напряженный. Высоцкий, побывав на стадионе, остался под впечатлением. После игры мы встретились. Тогда он мне и сказал, что написал песню. Тут же исполнил ее. Потом мы еще несколько раз общались.

Был ли интерес ко мне со стороны «Фиорентины»? Позднее я узнал, что был. Но тогда нереально было ни уехать, ни такие деньги получить. Удивительно, что Высоцкий знал об этом, а я сам – нет. Спросил его напрямую: мол, откуда такие сведения? Он ответил: «Ну, я-то знаю...».

ФОНИК И БЭБИ

Не представляете, кто это? Неудивительно, Такие «погоняла» в совсем юные годы «приклеились» к Бышовцу и старшему его на 9 лет Эдуарду Стрельцову. Человеку с безмерным футбольным талантом и трагической судьбой.

Новое поколение не до конца поймет Анатолия-футболиста, если не будет знать его партнерских и человеческих взаимоотношений с этим прославленным мастером той поры.

Происхождение прозвища «Бэби» легко объясняется. Там был даже двойной смысл. Во-первых, Стрельцов ворвался в большой футбол буквально в 16 лет, практически «дитем». В 19 фактически стал олимпийским чемпионом в Мельбурне. Но формально по регламенту МОК того времени золотой медалью не мог быть награжден игрок, кто не принимал участия в финале, т.к. всего выдавалось 11 медалей. Несправедливо.

В полуфинале с болгарами дело дошло до дополнительного времени. Именно в экстра-тайме сборная СССР и одолела соперника – 2:1, а Стрелец забил один из мячей. Тренер сборной Союза Гавриил Дмитриевич Качалин решил, что лидеры полуфинальной встречи Иванов и Стрельцов рискуют физически «не потянуть» до конца главного поединка (финал проводился на 3-й день после полуфинала), и не заявил их в состав. Заменивший юного торпедовца 30-летний Никита Симонян пытался отдать ему свою медаль, но Стрельцов вежливо отказался: «Ты что, Палыч? Мне еще двадцати нет, на мой век побед хватит, а для тебя она наверняка последняя, так что носи и не переживай!».

Второй смысл клички «Бэби» в том, что совсем молодым Эдуард носил моднейшую тогда прическу – огромный кок а ля Элвис Прэсли, хотя и с маленьким отличием – Элвис был брюнет, а Стрельцов – блондин. Впрочем, оцените сами:

И поэтому друзья-остряки по названию одного из модных шлягеров американского короля рок-н-рола – «Baby Let's Play House» – прицепили ему кличку «Бэби».

А вот происхождения раннего прозвища Бышовца «Фоник» я не знаю. Не раз при встречах в недавние годы хотел спросить его, но «тормозился». Пытать человека в почтенном возрасте о кличке детских лет – как-то несолидно.

Но в истории футбола они остались как Быш и Эдик. Заметьте, не Эдуард Анатольевич, а именно Эдик. Даже после 50 лет Стрелец поправлял репортеров, которые пытались обратиться к нему с прибавлением отчества к имени.

Впервые Фоник увидел в игре Эдика лет в 9. Тот в Киеве (а до того, в первом круге в Москве) чуть ли не в одиночку «задушил» родное нам «Динамо». В двух встречах торпедовцы размели киевлян – 3:1 и 5:2, а Стрелец лично уложил Макарову 4 «банки» из 8. И это в 18 лет. Быш наверняка запомнил и взял за образец – как можно лихо начинать игровую карьеру… и через некоторое время Толик поступил в динамовскую детскую футбольную школу.

Пройдут годы, Стрельцов по несправедливому навету «загремит» в тюрьму, выйдет из нее и… вновь заиграет в футбол, да еще как заиграет. Кока на голове не было уже и в помине – лысина, да и лишний вес был заметным даже с верхних рядов трибун стадионов.

Но зато как Эдик фантастически видел поле, как он мог «простоять» почти всю игру, однако без гола либо результативной голевой передачи не уходил в раздевалку. Два сезона подряд, в 67-м и 68-м, Стрельцов признавался лучшим футболистом страны (и это в 30 и 31 год). В 68-м наколотил в ворота соперников 21 гол. Если в свой «дотюремный» период (1955 – 58) он выступал за первую сборную СССР в 21 игре и забил 18 мячей, то, когда играл (1966 – 68) после заключения, в его активе за первую команду Союза было 17 матчей, 7 голов и 12 результативных передач. Из них половина – Бышовцу.