Павел Яковенко: «В конце матча с «Атлетико» трибуны «Стад Жерлан» болели за нас»

Павел Яковенко: «В конце матча с «Атлетико» трибуны «Стад Жерлан» болели за нас»

2 мая 1986 года киевское “Динамо” завоевало второй в своей истории Кубков обладателей Кубков-1985/1986, уверенно обыграв мадридский “Атлетико” со счетом 3:0.

Своими воспоминаниями о финале в Лионе с официальным сайтом “Динамо” поделился один из творцов динамовского триумфа - полузащитник команды Павел Яковенко. 

- Павел Александрович, как проходила подготовка к финальному поединку с “Атлетико”, были ли какие-то особенности?

- Подготовка проходила в обычном режиме. Мы тогда проводили матчи черед два дня на третий или через три на четвертый. Перед финалом Кубка Кубков сыграли со “Спартаком”, дальше у нас был перелет через Москву в Париж, откуда мы отправились в Лион. Понятно, какой важности была эта игра, но чего-то особенного в нашей подготовке не вспомню. Успели хорошо изучить соперника.

- Повлияла ли на подготовку Чернобыльская трагедия, которая случилась за несколько дней до финала?

- Мы об этом не знали. Когда мы ехали на игру со “Спартаком”, в автобусе были разговоры, что ночью взорвался реактор на Чернобыльской АЭС. Но тогда никто не понимал, что произошло. 27 апреля на матч с москвичами на Республиканском стадионе в Киеве собрались 100 тысяч зрителей, мы выиграли со счетом 2:1. А после игры отправились в Москву, откуда полетели во Францию. Уже там, во Франции, встречающие нас журналисты задавали вопросы о Чернобыле, но мы думали, что ничего страшного не произошло, пожар - и все. Информации не было.

- Какой была установка Лобановского на игру? Были ли персональные задания для вас лично?

- Мы регулярно наигрывали на тренировках рисунок и почерк игры, который должен быть на поле - в домашних и выездных матчах. Каждый из нас знал, куда бежать, какую позицию нужно занять при стандарте или в определенном игровом моменте. Наша команда в этом плане была очень обучена, коллективные действия были на приличном уровне.

Единственное, мы отмечали сильные стороны у соперника, выделяли исполнителей. “Атлетико” мы изучили, для нас это проблемой не было. В полуфинале мадридцы играли с командой “Байер Юрдинген”, мы эту встречу очень хорошо разобрали, а также посмотрели предыдущие их матчи. Игра “Атлетико” для нас загадкой не была. Знали досконально, какой игрок действует на какой позиции, правша он или левша. Другое дело - реализация на поле, ведь в финальной игре ответственность другого уровня.

Что касается персональной опеки соперников, то я такого у нас не припомню. Разве что когда мы готовились в сборной к матчам, к примеру, с Нидерландами или Францией, где выделялись ван Бастен и Платини.

- Значит, вы изучили путь “Атлетико” к финалу и знали, что мадридцы прошли турнир без поражений. В связи с этим, не ощущали ли недооценки со стороны более опытных соперников? И не было ли каких-то провокаций или грязной игры от испанцев?

- Нет, недооценки в свою сторону мы не чувствовали. На поле была только спортивная борьба, никаких провокаций не припомню.

- Какой была атмосфера на трибунах лионского “Стад Жерлан”?

- В начале матча поддержка болельщиков была на стороне “Атлетико”, но потом, по ходу игры, она стала более нейтральной. А в конце поединка трибуны больше болели за нас.

- Вы были на тот момент самым молодым игроком в составе “Динамо”. Каково в 21 год выходить на поле в финале Кубка Кубков, как настраивали себя на решающий матч?

- Самой волнительной была первая игра - в 1/16 финала с “Утрехтом”. Это был старт еврокубков, к тому же мы на выезде проиграли со счетом 2:1, и в домашней игре пропустили первыми. Но смогли добыть победу 4:1, и тогда президент “Утрехта” сказал на пресс-конференции, что его команда проиграла будущему обладателю Кубка. 

Мы к этим словам не относились серьезно. У нас параллельно шли матчи чемпионата СССР и еврокубков. Мы втянулись в такой режим. Это была ежедневная работа, начиная со сборов. Если волнение перед матчами с именитыми соперниками и было, то оно уходило после установок Лобановского, когда мы разбирали соперников и как должны против них играть. Валерий Васильевич все четко разъяснял, поэтому волнение пропадало, так как мы точно знали, что должны делать на поле.

- Ощущали ли вы давление не только спортивного характера, мол, играете за целую страну, да еще и с представителями капиталистического лагеря?

- Да, мы ощущали, что играем за страну. Конечно, были напутствия, была ответственность. Мы понимали, что за нами наблюдает большая аудитория, которая болеет не только за “Динамо”, но и за СССР. Было волнение, что мы представляем целую страну и нам нужно побеждать.

- Динамовцы, принимавшие участие в матче с “Атлетико”, вспоминали, что команда скромно отметила победу с шампанским в гостинице, а затем полетела в Москву, откуда часть игроков отправилась в расположение сборной, а часть - в Киев. Успели ли в таком графике прочувствовать момент триумфа?

- После матча с “Атлетико” мы выпили шампанского, сразу поужинали, а потом уехали в Париж на автобусе. Может, там кто-то и успел отметить победу, но уже под контролем, ведь многих из нас ждала поездка в расположение сборной. Плюс тренировочный процесс у Лобановского - с этим было сложно. Особых празднований не было.

Если бы не было матча сборной, и мы все приехали в Киев, возможно, атмосфера была бы другой. А так мы прилетели в московское “Шереметьево”, нас встретили два автобуса, один - для сборников, а другой - на Киевский вокзал, откуда часть команды поехала в Киев. Я попал в число сборников. После приезда в расположение национальной команды нас поздравили - и мы сразу включились в тренировочный процесс, начали готовиться к товарищеской игре со сборной Финляндии в преддверии чемпионата мира. 


Титульный партнер
Технический партнер
Официальный партнер