Валерий Лобановский

Валерий Лобановский

Лобановский играл левого крайнего нападающего. По традиции диктор на стадионе объявляет составы команд, начиная фамилией вратаря и завершая левым крайком. Не станем нарушить традиции и мы.

Менее всего хочется высокопарных украшательств, притянутых за уши сравнений, но правда заключается и в том, что ВВЛ подобно великим художникам прошел несколько этапов роста своего творческого пути. К примеру, творческую жизнь того же Пабло Пикассо специалисты разбили на уйму периодов: ранний, «голубой», «розовый», «африканский», «классический» и т.д. Любое сравнение хромает, но если обобщать «крупными мазками», подобных вех в футбольной жизни Лобановского было две: его этап как футболиста и этап как тренера.

О втором известно, кажется, все. О первом, не буду преуменьшать – уверять, что он остался в тени, но, конечно, сравнительно с тренерским наследием известен, особенно молодому поколению, значительно меньше. А это несправедливо, т.к. Лобановский был самобытен и по меркам того футбола конца 50-х – и почти всех 60-х годов точно входил в топ-группу игроков СССР. Постараюсь вспомнить этот этап его футбольной жизни. Опираться буду на свои детские впечатления, а они подчас бывают более точные, чем восприятия взрослого человека. Не могу упустить и оценки его славных партнеров того времени, наставников, знаковых журналистов.

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

Впервые я увидел Лобановского на поле летом 1958 года в Киеве на стадионе «Динамо», где в ту пору играли дублирующие составы команд «Класса А» – так тогда назывался высший дивизион, нынешняя Премьер-лига.

Увидел не случайно, нас 10-летних мальчишек водил на стадион великий детский тренер Михаил Борисович Корсунский. Водил не только, чтобы вместе смотреть, а потом объяснять нам азы тактики, но и для того, чтобы «подзавести» наше пусть еще детское самолюбие на примере его бывших учеников по знаменитой школе ГорОНО-1. Речь о футбольной школе при Киевском городском отделе народного образования, той, что позднее будет называться ДСШ.

2 мая 1961 года. Киев. Валерий ЛОБАНОВСКИЙ забивает Льву ЯШИНУ

При всей бедности советского быта, государство серьезно занималось проблемами детского спортивного, музыкального, художественного и прочего внешкольного образования. Лобановский, как и Виктор Каневский, был из учеников Михаила Борисовича, много старшего относительно нас поколения. Позднее этот список пополнят Вадим Соснихин, Владимир Мунтян, Виктор Кащей, Семен Альтман. Сам Корсунский высоко оценивал потенциал Валерия: «У этого мальчика есть все, чтобы стать выдающимся центрфорвардом – быстрый ум, редкий глазомер, поразительная для его высокого роста ловкость и координированность движений, мощный накатистый бег, отличная прыгучесть, комбинационный дар, трудолюбие, смелость, точность ударов и передач, филигранная техника и тонкий дриблинг».

Следующий этап обучения Валерия Васильевича любимой игре – важнейшее звено для того времени в подготовке юных футболистов – только-только созданные в крупнейших городах Союза ФШМ (футбольные школы молодежи). К примеру, в Москве такую школу возглавил Константин Бесков, там набрались сил многие известные в будущем игроки поколения ВВЛ: Валерий Воронин, Николай Маношин, Виктор Шустиков, Владимир Федотов. В Киеве во главе такой же школы стояли известные в прошлом динамовцы Николай Махиня и Владимир Балакин, а тренерами – Антон Идзковский и Аркадий Ларионов. Именно из этой ФШМ вместе с Валерием Васильевичем динамовскую семью пополнили Андрей Биба, Олег Базилевич, Валентин Трояновский, Владимир Ануфриенко. Прибавьте сюда чуть старшего по годам Каневского и обратите внимание, как много в будущем первом динамовском «золотом составе»-1961 было коренных киевлян.

Искренне говорю, Лобановский еще в том дубле-1958 резко выделялся в кругу своих партнеров. Не только ростом и цветом волос, за который он получил одно из своих прозвищ у болельщиков – «Рыжий» (второе – незамысловатое по происхождению – «Лобан»), но прежде всего своей манерой игры.
 
Он был технарь от бога, причем со своим оригинальным почерком. Во-первых, при владении мячом – удивительно мелкое перешагивание, будто детский шарик короткой ниточкой привязан к его ногам. Во-вторых, и это был его фирменный стиль, странное, непредсказуемое раскачивание своим длинным корпусом вправо-влево, и это больше всего запутывало защитников команды соперника. Вроде по всем законам биомеханики он должен рвануть в ту сторону, куда резко наклонился, оборонец – туда, а «Рыжему» хватало доли секунды, чтобы оторваться в другую сторону. Из-за совокупности всех таких телодвижений к Васильевичу приклеился третий позывной – «Балерина».

ПАРТНЕРЫ

Лобановский-футболист, несмотря на множество легенд о нем как об индивидуалисте, даже эгоисте на поле, реально играл в командный футбол. Он был не жадный к мячу в нужные моменты. Когда «балетно» протаскивал в штрафную мяч, заодно натянув на себя минимум двоих противников, часто неожиданно отпасовывал назад, в зону, которую сам и от соперников освободил. Отпасовывал партнерам с более сильным ударом – Юрию Войнову, Виктору Серебряникову, Иосифу Сабо (так в ту пору было принято писать в футбольных отчетах имя Йожефа Йожефовича). А те кинжально вонзали мяч в чужие ворота.

Валерий ЛОБАНОВСКИЙ И Олег БАЗИЛЕВИЧ. Слева – партнеры. Справа – уже коллеги

Но все же у «Лобана» были два особых партнера: Валентин Трояновский и Олег Базилевич. О паре Лобановский-Трояновский лучше всех писал их тренер, чуть раньше завершивший свою игровую карьеру, Михаил Коман: «Фамилии Лобановского и Трояновского нельзя рассоединить одну от другой. «Валет» (Трояновский) выдавал Лобану такие филигранные передачи, которые никто не мог перехватить. А тот в своем «балетном номере» сам разбирался с защитниками и забивал, или отдавал назад Валентину, который успел открыться, и в свою очередь разбирался с защитниками. Иногда забивал. Иногда вновь пасовал Валерию».

Совсем другая история партнерства с Базилевичем.

ЛИСТЬЯ ЖЕЛТЫЕ НАД ГОРОДОМ КРУЖАТСЯ…

Разумеется, не желтые, а «сухие». Это – подачи угловых, вторая «коронка» Лобановского-футболиста. Какие детали из таких моментов помню я со своего детства? Много корнеров организовывал сам Лобан. Он провокативно в дриблинге доводил мяч до лицевой линии у ворот соперника, его атаковали два, а то и три защитника, форварду это и нужно было. Лобан молниеносно перестраивался лицом к центру поля, а перед ним уже выростал частокол ног соперников. «Рыжий» прицельно бил мячом именно по этим ногам, чтобы мяч срикошетил как раз за лицевую линию «рамки». При этом, заметьте, бил на уровне колена противника, а не стопы, иначе оборонец имел шанс обработать мяч. А дальше начиналось представление. Стадион радостно взрывался: «Угловой!», после чего затихал, будто по мановению дирижерской палочки…

Лобановский неспешно принимал мяч из рук пацана-«болбоя», несколько раз прокручивал его в руках, как бы выискивая сегмент, куда ударить. Затем укладывал на траву, при этом менял точки соприкосновения мяча с землей, будто прежние были неудобны. Конечно, это была сознательная нервотрепка вратаря и обороны противника. После чего начинал отходить назад, притом – по дуге. Отходить далеко – метров на 10-15. Черт его знает, может быть на современных футбольных стадионах, где нет беговых дорожек, у него ничего не вышло бы. Затем форвард разгонялся и, набрав скорость, хлестко бил правой ногой. Мяч взвивался высоко в небо и, резко подкручиваясь, менял траекторию – опускался ближе к противоположной крестовине перекладины и стойки ворот.

И вроде все оборонцы уже знали, что там мяч ждал Базилевич, а помешать не могли. А Олег (тогда еще не Петрович) даже при плотной опеке двоих и больше соперников все равно умудрялся выпрыгнуть, выше всех, резко отклонится назад, сложить свой корпус чуть ли, не буквой «Г» и заколотить мяч в сетку ворот ударом головой. Слова диктора стадиона: «Гол с подачи Валерия Лобановского забил Олег Базилевич» – звучали утонченной музыкой на фоне бурной овации стадиона.

Конечно, «сухой лист» первым в мире начал исполнять не Лобановский, а один из самых волшебных бразильцев – чемпионов мира-1958 Диди. Конечно, мастерски подавали с угла и другие отечественные футболисты – те же Владимир Веремеев и Геннадий Литовченко, а Леонид Буряк и Василий Рац, как и Лобановский, даже забивали от флажка. Но превзойти Учителя в этом деле, как сами признавались, так и не смогли. Тот напрямую с корнера вколотил в ворота соперников девять мячей!

ЛОБАНОВСКИЙ И ЕГО ТРЕНЕРЫ

Это длинная история, требующего отдельного рассказа. Если очень коротко, то футболист Лобановский вступал в принципиальные конфликты с великими наставниками, которые руководили командами, где он выступал. Собственно, этих тренеров – трое: в самом начале его пути во взрослом футболе и при завершении его карьеры игрока – уже в «Шахтере» – Олег Александрович Ошенков, затем последовательно Вячеслав Дмитриевич Соловьев и Виктор Александрович Маслов.

С Соловьевым отдельная история, связанная с переводом ВВЛ с позиции центрфорварда на левый фланг. Многими знаменитыми журналистами она трактуется как «переламывание через колено» его мечты играть только в центре. Это так и не так. Да, мечта была, да и все задатки к тому были, вспомним приведенные здесь слова Корсунского.

Но конкретная ситуация в команде того времени требовала такого решения – в центре был более опытный и более универсальный «наконечник» Виктор Каневский, а на левом фланге после завершения игровой карьеры Виктора Фомина – пожар! Хотя там порой «зажигались» звездочки – Иван Диковец, Юрий Басалик. Но, как зажигались, так и затухали.

Сам Соловьев вспоминал: «Делать из Каневского и Лобановского подобие сдвоенного центра нападения, как некогда Борис Аркадьев делал в «команде лейтенантов» ЦДКА из дуэта Федотов – Бобров, я не хотел. В центре Лобановский, на мой взгляд, играл несколько прямолинейно. Они не взаимодействовали друг с другом». Прав был заслуженный тренер, или нет – сейчас судить трудно. Во всяком случае, в 1962 году он еще раз попробовал эту пару в центре, и тогда вроде начало получаться.
 
При этом надо заметить, что вокруг этой коллизии поползли ненужные домыслы. Один известный журналист уверял, что это происки Виктора Каневского, а Соловьев, дескать, пошел у него на поводу. Вранье! Если бы Каневский интриговал, Лобановский уже в более поздние годы, когда имел непререкаемый авторитет у высшего руководства УССР, не воспользовался бы своими возможностями и вряд ли бы помог бывшему партнеру в тяжелые для того времена с выездом в Америку – и организационно, и материально, и морально.

А еще раньше он не рекомендовал бы Каневского на свое тренерское место в «Днепре», когда то же начальство призвало его с Базилевичем возглавить «Динамо».